Известные украинцы и очевидец о теракте 9/11: казалось, что мир падает и будет третья мировая война. Эксклюзив

Известные украинцы и очевидец о теракте 9/11: казалось, что мир падает и будет третья мировая война. Эксклюзив

11 сентября 2001 стало черным днем в истории США и навсегда изменило мир, дав отсчет новым геополитическим процессам. Четко спланированная атака террористов-смертников «Аль-Каиды» превратила осеннее утро в кровавую трагедию.

2996 погибших и более 6000 раненых, 3000 детей, потерявших хотя бы одного из родителей. Как следствие – война в Афганистане, которая унесла жизни более 2300 военных. OBOZREVATEL спросил у украинских политиков, журналистов, деятелей культуры, как они помнят события того дня. Кроме того, мы поговорили с американским военным, который во время атак находился в Пентагоне, одной из мишеней боевиков.

Капитан первого ранга ВМС США в отставке Гарри Табах рассказал, что сначала не мог подумать о теракте, а объяснял страшные кадры по телевидению – технической катастрофой.


«В тот день я был в Пентагоне. Когда по телевизору показали первую поврежденную башню Торгового центра, я подумал, что это какая-то техногенная авария. Но когда была разрушена вторая башня, я понял, что это спланированная атака на США. Поднялась тревога, и я решил, что мне нужно вернуться на свою базу. Я вышел из Пентагона, сел в свою машину и через несколько минут понял, что что-то случилось. Я ехал по дороге с которой было видно Пентагон. Я не видел, как самолет врезался, но я видел, как все дымилось и горело, как из Пентагона торчал хвост самолета… «.

Константин Грищенко, который в то время занимал должность посла Украины в США и также находился в тот день в Вашингтоне, помнит трагические события очень хорошо и подчеркивает, что такое не забывается. Дипломат рассказал, как звонил второму президенту Украины Леониду Кучме и доложил об ударах террористов.

«11 сентября я сижу в своем кабинете посла. Вдруг мне звонит мой сотрудник, говорит: «Включите телевизор!» Я включаю, и там показывают, как в первую башню уже врезался самолет. Но никто ничего не понимал. Сначала думали, что это была какая-то техническая авария или случайность. Мысль, что это может быть теракт, тоже промелькнула. Через несколько минут мы увидели, как во вторую башню врезается другой самолет.

Тогда мой сотрудник пошел искать нашего президента по закрытой связи. Он как раз участвовал в каком-то международном мероприятии в Крыму. Охрана говорит мне: «Он же занят». Я говорю: «Здесь срочно надо доложить». Я доложил, президент услышал об этом впервые от меня. Впоследствии я вернулся в кабинет и почувствовал что-то вроде землетрясения. Трясонуло достаточно ощутимо. Это был удар, который нанесли по Пентагону, который располагался на расстоянии нескольких километров от посольства. Нам не было видно его из окна, уже когда поднялся дым», – рассказал Грищенко.

Дипломат добавил, что потом он позвонил в Нью-Йорк нашем генконсулу, который был неподалеку от места трагедии. По его словам, в тот момент ощущалась огромное напряжение, потому что начали поступать сообщения, летит четвертый самолет и не знали, куда он упадет, будут ли его сбивать.

Павел Климкин, министр иностранных дел Украины в 2014-2019 годах рассказал, что среди его друзей в США были пострадавшие в результате терактов.

«День 11 сентября 2001 я очень хорошо помню. Как только я услышал новость, я, как и все, прильнул к экрану, переживал. Я писал своим друзьям в Нью-Йорке, спрашивал, как они, пытался все понять. Среди моих знакомых были пострадавшие. Эти люди не были именно в башнях, но они находились рядом во время атаки. К счастью, они не получили ранения, но из-за пыли у них были большие проблемы с дыханием. Это событие вызвало не только переживания, но и желание помочь – точно в Украине, но думаю, и во всем мире. У всех появилось понимание, что случиться может что угодно, и мы должны быть готовы к этому. В том числе эмоционально», – поделился своими воспоминаниями Климкин.

11 сентября 2001 журналист Виталий Портников находился на встрече с представителем Минобороны США.

«Я очень хорошо помню этот день, потому что это было невероятное совпадение в моей профессиональной жизни. В те минуты, когда осуществлялось нападение на башни-близнецы и на Пентагон, я был в Москве на пресс конференции заместителя министра обороны США. Это был очень важный визит. Я уже не помню, о чем тогда договаривалось военное руководство двух стран, но помню, что этого визита достаточно долго ждали, потому что он означал определенное успокоение отношений между администрациями Владимира Путина и Джорджа Буша-младшего. Когда заместитель министра обороны США уже пришел, сел на свое место и еще даже не начал рассказывать об итогах визита, вдруг к нему стали подходить люди по сопровождению и что-то ему говорить.

Я запомнил выражение его лица. Можно понять, каким оно было. Он ничего нам не сказал, а просто прервал встречу. Пресс-конференцию отменили. Он ничего не мог сказать, потому что в эти минуты один из самолетов еще приближался к Торговому центру. Не очень понимая, что произошло, я пошел в свой офис. Зайдя туда, я увидел на большом экране, как самолет таранит одну из башен-близнецов. И я все понял», – рассказал публицист.

Своими воспоминаниями поделился народный артист Украины, певец Александр Пономарев: «Я тогда ехал по дороге в Ялту на фестиваль, слушал новости. Огромная тревога была, я не понимал, что происходит. Это беда большая. Когда это все слушал, казалось, что мир падает в то момент».

Политик Тарас Чорновил в день трагедии находился в Верховной Раде. По его словам, событие в сессионном зале все восприняли по-разному.

«Это был пленарный день, я находился в Верховной Раде. Не помню, какой именно вопрос мы тогда рассматривали, но в определенную минуту пришло сообщение о теракте в Нью-Йорке. Чувство было такое – все-таки больше шок, наверное. Все по-разному восприняли трагедию, кажется, среди коммунистов даже злорадство проскальзывало. Но в основной массе депутаты были шокированы. Фраза, которую я тогда услышал раз десять от разных депутатов: «это начало Третьей мировой». Я не знаю, почему были такие ожидания, но в кулуарах бытовало именно такое мнение», – рассказал народный депутат Украины III, IV, V, VI созывов ВРУ.

Украинский дипломат Владимир Огрызко вспоминает, что в то время мелькнула мысль, что «человечество пересекло красную линию».

«Новость о теракте я увидел в аэропорту «Швехат» в Вене, где я тогда работал послом. В зале ожидания был большой монитор и вдруг на нем мы увидели эти ужасные кадры атаки на Башни-близнецы. Сначала казалось, что это съемки кино – в первые секунды я даже не понимал что происходит. Но после того, как включились комментаторы и стало понятно, что это реальные события, возникло чувство, что мир в тот момент изменился. Сам факт такого нападения говорил, что человечество пересекло какую красную линию», – рассказал министр иностранных дел Украины в 2007-2009 гг.

Источник: www.obozrevatel.com