Война дронами. Как изменятся армии

Война дронами. Как изменятся армии

Одни эксперты говорят, что беспилотники полностью поменяют военное дело и стратегии армий, другие — что их действие ограничено и они не сработают против сильного противника.

Шестинедельная война в Нагорном Карабахе закончилась убедительной победой Азербайджана при поддержке Турции во многом благодаря масштабному применению беспилотников. С одной стороны, у Армении действительно слабое ПВО, чем и пользовались азербайджанцы. С другой, уже активно начались разговоры о том, что дроны радикально изменят военное искусство.

Корреспондент.net собрал информацию о применении беспилотников в войнах.

От разведки к реальному оружию

Изначально беспилотники использовали в войнах для разведки — на поле боя и в тылу противника. Первое массированное использование беспилотников Израилем в войне в 1982 году помогло ему подавить системы сирийской ПВО в долине Бекаа. Однако там дроны в основном использовались как приманки, с помощью которых израильтяне вскрывали позиции арабских зенитчиков. 

За 38 лет дроны из нишевого инструмента для спецопераций превратились в неотъемлемую часть разведки и целеуказания. Разведывательными дронами теперь вооружены подразделения вплоть до тактического уровня — роты или артиллерийской батареи. 

Дальнобойные ударные дроны США поддерживали войска в Афганистане, где тяжело обеспечить базирование большого количества традиционных самолетов.

Война дронов в Ливии

В 2019 году войска Ливийской национальной армии (ЛНА) маршала Халифы Хафтара осадили столицу страны Триполи. Армия Хафтара, получившая поддержку Франции, России, Египта и ОАЭ, к тому времени овладела восточной частью страны, на западе в Триполи оставалось признанное ООН Правительство национального согласия (ПНС), которое, в свою очередь, поддерживали Италия и Турция. 

Армия Хафтара получила из ОАЭ зенитно-ракетные комплексы Панцирь-С1 и ударные беспилотники Wing Loong 1 и 2 (Птеродактиль) — почти точные аналоги американских БПЛА Reaper.

Турция решила поставить ПНС, войска которого попали в тяжелое положение, БПЛА Bayraktar TB2, которые формально значительно уступали по высотности и полезной нагрузке Птеродактилям. Так началась первая в истории война дронов.

Всего в 2020 году Турция потеряла в Ливии не менее 19 БПЛА Bayraktar. В итоге против Птеродактилей турки начали использовать целые стаи дронов. Войска ПНС отбросили силы Хафтара далеко на восток. Сейчас идут мирные переговоры.

Украина, кстати, планирует закупить у Турции 48 дронов Bayraktar TB2 (плюс к уже закупленным шести беспилотникам).

Последствия

По мнению экспертов, если прогресс дронов и прочих роботизированных систем как платформ для средств разведки, наблюдения, целеуказания и высокоточного оружия продолжится, то армии лишатся основного метода ведения боевых действий — концентрации сил на важных участках. Она будет невозможна под угрозой поражения высокоточным оружием. Будет ограничена и способность войск к маневру силами. Вместо этого армии будут концентрировать огонь и маневрировать им.

Одним из основных методов ведения войны станут операции когда, противника будут удаленно бомбить, пока он не отступит или не откажется от своей атаки. Если политики все-таки потребуют занять территорию, этим будут заниматься немногочисленные мобильные силы — после бомбежки.

Понятия прифронтовой полосы и относительно безопасного тыла будут упразднены.

Потеряет смысл старая парадигма использования местности — возвышенности, которые веками использовались как важнейшие пункты, заняв которые можно получить лучший обзор местности (а значит, преимущество в информации), больше не будут играть такой роли. Война на суше станет аналогом войны на море, где каждая миля пространства равна другой такой же миле.

Танки потеряют свою роль основы сухопутных сил: они не смогут бесконечно наращивать защиту против высокоточного оружия, в том числе дешевого и атакующего сверху. Их место могут занять, например, сухопутные вооруженные дроны. 

Командование, получив доступ к информации с многочисленных сенсоров и возможность наносить удары на большую глубину, сможет руководить боевыми действиями в режиме реального времени. То же касается и политиков, которые смогут в режиме реального времени принимать решения о нанесении особо чувствительных ударов, например, по политикам противника.

Источник: korrespondent.net