Александр Кирш: Лица с признаками политкорректности

Александр Кирш: Лица с признаками политкорректности

Когда я в одном из своих телеэфиров говорил о том, что зарплаты и премии всевозможных кобелевитренок неприличны по сравнению с пособиями инвалидов, присутствовавший один из общенародных правящих слуг меня вежливо поправил — называть инвалидов, оказывается, следует не инвалидами, а ЛИЦАМИ с инвалидностью или же лицами с ПРИЗНАКАМИ инвалидности. Такая инвалидкорректность мне напомнила политЯКОБЫкорректность ещё совковую: следовало говорить «лицо кавказской национальности» (хотя Кавказ — это, вообще-то, горный хребет) или, например, «лицо еврейской национальности» (до лиц с ПРИЗНАКАМИ национальности тогдашние политкорректоры не додумались).

Вспомнился и анекдот об интеллигенте в бане («— Дайте мне номер на ОДНО ЛИЦО… — Для только лица хватит и умывальника!»; есть, конечно, и вариант не такой корректный), но даже не знаю: может, сейчас надо говорить о лицах с ПРИЗНАКАМИ интеллигентного лица.

Кто знает, куда шагнёт дальше словоблудный прогресс корректности: многие уже сейчас требуют, чтобы пациентов в клиниках называли не больными (некорректное обращение), а как-то иначе (может, лицами с признаками заболевания?) — ну если инвалидами называть оскорбительно, то чем больной лучше?

А что здесь, собственно, оскорбительного? Почему заболевание, национальность или, скажем, раса — оскорбление??? Хотя тоже выборочно: ни «русский», ни «белый» сюда не попадает — это как «здоровый»! Так не является ли в таком случае оскорбительным сам такой подход — когда невежливо и неприлично назвать еврея евреем, а киргиза киргизом??? Это что — неполноценность???

«Я вам не женщина, а покупательница!» — лично подслушал в магазине. Ну, корректная политгендерность это тема вообще особая. «Покупательница, вас здесь не стояло…»

Зачем???

Снова вспоминаю СССР (извините — скоро 60, так что возраст предполагает, что должен помнить). Один из старых райкомовских пропагандистов мне по секрету рассказывал о всевозможных директивных указаниях наподобие того, что к 100-летию Сталина (это был 1979 год) следовало в публикациях две трети писать хорошего и одну треть плохого («…партия решительно осудила…»)! Посмотрите, кто найдёт, публикации того времени: РОВНО две трети и РОВНО одна треть! При этом общее число строчек делится на три! Чтобы не было отклонений — ни влево, ни вправо! И это уже — не в сталинское время, это всего лишь брежневский политкорректный застой после хрущёвской политкорректной оттепели! Просто на всякий случай!

Так вот, тогда говорить нужно было (со слов того же источника) не «товарищ Брежнев», а — вопреки нормам языка — «товарищ Леонид Ильич Брежнев», причём за неповторяемостью эпитетов перед словом «товарищ» на съездах и конференциях следили особо — чтобы каждый сказал по-своему, при этом слово «гениальный» тогда ещё не рекомендовалось, а слово «вождь» в отношении Брежнева появилось (среди разрешённых) вообще поближе к его кончине.

ФРГ тогда же требовалось расшифровывать как «Федеративная Республика ГерманиЯ» (а не «ГерманиИ» — ни в коем случае, категорически), причём даже в родительном падеже именно «я», а не «и», — «Федеративной Республики ГерманиЯ», потому что слово «ГерманиИ» могло восприниматься как то, что ФРГ — это часть какой-то большей Германии, в которую она входит вместе с ГДР.

Вслух все эти дикие примочки, разумеется, не афишировались, но агитаторы были в курсе (за некорректность тогда уже не сажали, однако же выговор по партийной линии светил реально, а это грозило неприятностями). И я источнику своему, безусловно, верю — время действительно было такое: уже не диктатура, но уже и не оттепель, а ещё не перестройка — застой. В мозгах — в том числе.

А сейчас?

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Источник: www.obozrevatel.com