Алексиевич: Лукашенко – нарыв на теле Европы, он может втащить нас в пучину войны. Эксклюзив

Алексиевич: Лукашенко – нарыв на теле Европы, он может втащить нас в пучину войны. Эксклюзив

Четыре всемирно известные писательницы, лауреаты Нобелевской премии по литературе: Эльфрида Елинек (Австрия), Герта Мюллер (Германия), Светлана Алексиевич (Беларусь) и Ольга Токарчук (Польша) – обратились к главе Совета Европы, председателю и депутатам Европарламента с просьбой помочь беженцам с Востока, находящимся на границе межу Польшей и Беларусью. Сложившуюся ситуацию они считают гуманитарной катастрофой.

Как преодолеть эту катастрофу, какими могут быть самые страшные ее последствия, правда ли, что Лукашенко прикрывает намерение Путина напасть на Украину, почему потерпел поражение белорусский мирный протест, бывают ли революции без крови и какая беда может произойти из-за заигрывания Европы с диктаторами? Чтобы найти ответы на эти вопросы, корреспондентка OBOZREVATEL позвонила Светлане Алексиевич.


– Есть две важные вещи, – говорит Светлана Алексиевич. – Европе нужно не поддаваться на шантаж Лукашенко, не идти у него на поводу. И в то же время помнить, что речь идет о людях. Обманутых людях. Среди беженцев есть старики, женщины, беременные женщины, дети. Они такие же заложники Лукашенко, как белорусы, сидящие в тюрьмах и СИЗО, и те, которые пока еще свободны, но живут в постоянном страхе. Как при оккупации.

Европейская дипломатия должна, наконец, стать жестче с Лукашенко. И на Путина давить, потому что ясно ведь: не один Лукашенко за этим стоит, его неплохо страхуют.

Беженцев в самолетах (хотя они вроде бы не летают в нашем воздушном пространстве, но на деле очень даже летают) сотнями доставляют в Минск, оттуда везут на границу и назад уже не пускают. Три тысячи людей на границе с Польшей. Столько же, если не больше, мигрантов в Минске, Гродно. Польша их не пускает, люди оказались заложниками интересов Лукашенко. Они на грани…

В Гродненском районе была попытка прорваться через границу, и якобы даже была стрельба. Пока стреляют вверх… Лукашенко, когда говорит об этом, чувствует себя победителем: вооруженная провокация – как раз то, что ему нужно. Чтобы кто-то, желательно, с польской стороны, выстрелил и попал…

– Что будет в таком случае, как начнут развиваться события?

– Есть версия, что туда войдут войска НАТО, а за ними – русские. Может быть кроваво. Поэтому Европа должна иметь стратегию и быть твердой. Внутренний кризис вышел за наши границы, мы оказались на грани войны – даже не гражданской, а общей.

Лукашенко осуществляет задуманное. Он же обещал, как только против него были введены санкции, – что отомстит Западу. Вот он и мстит. Я, мол, сдерживал волну миграции, а теперь не буду – и вы захлебнетесь этой волной! Он предельно четко сказал Западу, что собирается делать. Запад не придал значения – теперь имеем результат.

– Что это за люди, на границе, и откуда они взялись?

– Такие же люди, как мы с вами. Они из неблагополучных стран, где очень низкий уровень жизни либо идут боевые действия: афганцы, иракцы, сирийцы, жители Йемена, Конго, Сомали… В том, что они здесь оказались, бессмысленно их обвинять, потому что несчастных людей обмануть легко. Я же видела ролики, которые были сняты специально для того, чтобы заманить их в Беларусь: красивые площади, зеленые скверы, ухоженные здания… «Приезжайте к нам, мы вам поможем!». Конечно, они поверили, что здесь их ждет лучшая жизнь. Подумали, что смогут остаться в этой стране либо попасть через нее в Европу. Платили тысячи долларов за возможность приехать, продавая все, что у них было.

Что дальше? У нас по ночам уже минусовая температура – как они там, в палатках? Беларусь якобы гуманитарную помощь им предоставляет, но какая это помощь? Берется буханка хлеба – и бросается в толпу, после чего в толпе начинается давка… Что здесь от гуманности? Медленно там налаживается быт…

Первое время беженцы хотели легально перейти границу – через КП попасть в Польшу. Они за мирное разрешение конфликта. Но их специально теснят подальше от пункта пропуска, в лес, чтобы они руками рвали эту проволоку. В этом им помогают белорусские силовики, у которых есть специальные кусачки для железа. Лукашенко не нужно, чтобы все разрешилось мирно. Лукашенко, повторюсь, нужна провокация.

– Госсекретарь США Энтони Блинкен высказал мнение, что действия Александра Лукашенко – это отвлекающий маневр Владимира Путина, который планирует, как в 2014-м, напасть на Украину. Великобритания выразила готовность перебросить в Украину свой спецназ. Как вы считаете, это может быть правдой – Россия снова вторгнется в Украину?

– Вокруг всего этого столько слухов, мифов, мнений… Полная неопределенность. Как перед началом любой войны… Я в курсе, что Путин стягивает войска к вашим границам. Но мне кажется, если они войдут на территорию какого-то государства, то речь, скорее, о Беларуси. Если натовские солдаты появятся в зоне конфликта, Путин введет войска в Беларусь – на основании соглашений с Лукашенко. Чтобы войти в Украину, нужен повод…

А про отвлечь… Тут много разных версий. Есть и такая, что это Лукашенко пытается отвлечь внимание Запада от кошмара и ужаса в собственной стране. Закрыты уже все газеты, кроме государственных, все гуманитарные организации, кто неугоден – те либо сидят, либо выехали. Та же игра в иностранных агентов, что и в России. Откат назад, в 1930-е годы, во времена репрессий. Вот от чего он пытается европейскую публику «увести».

Не хочу думать, что Путин или же Путин вместе с Лукашенко на Украину нападут и потому войска стоят наготове. Но не исключаю, что в планах у них есть и это. Независимая Украина Путину мешает. Стоит послушать российское телевидение – становится понятно: Москва не считает Украину отдельным государством. Не считает государством вообще. И к Беларуси относится так же.

– Говорят, готовься к худшему, а лучшее само придет. Я вот думаю: при самом плохом, не дай Бог, раскладе для наших с вами стран…

– …для обеих моих стран: вы знаете, что я родилась в Украине – в Ивано-Франковске, который был тогда Станиславом. Так что Украина – это и моя родина. И все, что с ней происходит, ранит и меня.

– Знаю, конечно! Поэтому спрошу: если вдруг случится худшее и Путин все-таки решится на открытую войну, как поведет себя Европа? Столь же интеллигентно, как в 2014-м году, когда у Украины был незаконно аннексирован Крым, когда заполыхал Донбасс?

– Надеюсь, что нет. Что мир за эти семь лет многому научился. Мы ведь живем в цивилизованном мире.

То есть от тебя может труп остаться, а можешь вовсе исчезнуть…

Когда мне показали фотографии – людей, которых пытали в тюремных застенках в Беларуси в августе 2020 года… Я много видела и слышала всяких ужасов от очевидцев, когда работала над своими книгами, на войне была, но здесь на несколько минут потеряла сознание.

Западу пора перестать заигрывать с Лукашенко, бояться Путина. Есть пример 30-х годов, когда Европа нянчилась с Гитлером, позволяя ему сначала одно, затем другое… Чистки по этническому признаку? Ну, ничего, это же у них в стране, не у нас, не будем лезть на рожон, авось уймется… Что в итоге? Холокост, концлагеря, гетто, миллионы погибших и искалеченных на войне! Доплясались вокруг Гитлера.

Я бываю на конференциях, на различных встречах, где присутствуют видные европейские политики, влиятельные люди, чей голос был бы услышан миллионами, если бы прозвучал внятно. Но они говорят: ой, не надо злить Путина, скажем помягче. Не надо провоцировать Лукашенко – давайте из названия комиссии по расследованию его преступлений уберем слово «преступлений». А почему? Неужели страшно просто назвать вещи своими именами?

Лукашенко – политическое животное с сильным чутьем, он идет напролом. Пользуется своей безнаказанностью. Пора, наконец, понять, что это – нарыв на теле современной Европы, который может отравить нам жизнь и наше будущее, втащить нас в пучину войны. Сколько можно угождать и заискивать?

– Путин – тоже с животным чутьем?

– Абсолютно. Да еще с колоссальными средствами и мощнейшим лобби, которое он покупает на эти средства. С газом, нефтью, ядерным оружием. И то, что он так вознесся, результат именно заигрываний – того, что с ним никто и никогда не говорил с позиции силы. А государства, которые могли бы говорить именно так, в мире есть.

– Чего молчат только, непонятно… Мировой войны хотят дождаться?

– А вы заметили, как часто Путин и Лукашенко употребляют это слово, – «война»? Все время у них война, воевать, с оружием в руках, огонь на поражение, пленных брать не будем – все крутится вокруг этой темы. Из подсознания выплывает то, о чем они думают, это по Фрейду, и они даже не пытаются это маскировать.

Мне много лет, я помню, как мы со сверстниками радовались: «Мы – первое поколение, не знавшее войны!». А потом начались 80-е с Афганистаном. Настали 90-е и 2000-е – с Чечней (и не только с ней). Грузия в 2008-м. Украина в 2014-м.

– Помню, когда Россия вовсю отрицала присутствие своих военных и наемников на Донбассе, вы рассказали историю, как в России провожали на фронт добровольцев – с попом и с песней…

– Да, это было. В Москве, на железнодорожном вокзале, я ждала свой поезд – и услышала духовой оркестр. Заинтересовалась, что же там такое, потому что давно духовой оркестр не слышала. Смотрю – кто в военной форме, кто в полувоенной, идет колонна мужчин. Во главе колонны – православный поп в рясе. Речи звучат «патриотические»: мол, покажем этим хохлам, как русские воюют… Спрашиваю: куда едут эти люди? «Как «куда»? Бить хохлов!» – отвечают мне. Ну сказал бы кто лет 15–20 назад, что такое возможно, – не поверили бы ему, мы же были братья…

Мой племянник из Москвы уехал жить в Канаду, потому что встал вопрос так: бери автомат – езжай на Донбасс. Он сказал: «Не могу представить, как я буду стрелять в своих товарищей, с которыми учился» – предпочел эмигрировать. В Киеве я была у волонтеров – видела, как раздавали помощь беженцам с Донбасса. До сих пор вспоминаю… Не дай Бог смотреть в глаза детей – и не видеть там радости! Только безысходность и боль.

– Тысячелетние глаза, правда?

– С генетическим опытом боли и страха. Так не должно быть. Это против справедливости – отнимать у людей жизни, здоровье, у детей – детство в угоду своим интересам, богатству и власти.

– Светлана Александровна, вы в Германии сейчас?

– Да. Вынуждена была покинуть Минск, как тысячи белорусов.

– И не планируете возвращаться?

– Пока не могу. Для Лукашенко не играет роли, нобелевский ты лауреат, доктор наук, светило медицины или известный актер, молодой или пожилой: все сидят! Даже католические священники (потому что Католическая церковь в Беларуси была на стороне революции – костелы открывали двери, чтоб укрыть от полиции участников протестов), кандидаты наук, учителя… Есть такой известный белорусский философ – Владимир Мацкевич. Это его замечательная формула: «Думать Беларусь»… – Но сидит! Ему 65 лет, он уже немолод, болен и, разумеется, не организовывал никаких «массовых беспорядков», что вменяют ему в вину. Но никто с этим не считается. Весь Союз поляков посадили – потому что Польша поддержала белорусскую оппозицию. Полмиллиона человек, белорусских граждан, бежали за границу – из-за чисток. Сроки лукашенковские суды дают фантастические – от 6 до 14 лет колонии. Студентам дают такие сроки, забирают с последних курсов…

– Кошмар. Зато зазвали беженцев с Востока…

– …которых тоже не считают за людей – это часть спецоперации. Чтобы создать проблемы той же Польше, в частности.

Но, вы знаете, с кем я ни общалась, из уехавших, они говорят: мы не навсегда. Мы надеемся вернуться. То количество людей, которое хлынуло на улицы прошлым летом, выступило против фальшивых выборов. Благодаря ему стало ясно (я это часто слышу, когда записываю людей для своей новой книги, о Белорусской революции): в этой стране хотелось бы жить. Все же шли на Марши, как на праздник! Красивые женщины в белых одеждах, детей вели за руки: «Смотрите – запомните!».

Я была членом Координационного совета – и сейчас некоторые называют нас трусливыми, слабыми. Упрекают в том, что не стали жечь коктейли Молотова и не пошли строевым шагом брать почту и телеграф. Но этого никто и не собирался делать: люди, которые вышли на протесты, были целиком и полностью за мирное волеизъявление. За мирный протест. Против была только власть. Против был один человек. Общество обогнало власть, давно обогнало Лукашенко, но он с этим смириться не хочет.

– Увы, мирный протест не дал результата…

– Не скажу так. Он стал первым шагом, мы наконец почувствовали себя, стали нацией. Да, шли с шариками и цветочками. Но у вас ведь тоже сначала были апельсины…

– …и шарфики оранжевые…

– …у нас – красно-белые…

– Светлана Александровна, наверняка вы следите за новостями и об Украине тоже. Как вам наша нынешняя власть?

– А вам? Как считаете, проголосуют люди еще раз за Зеленского?

– Думаю, да. Хотя рейтинг упал – по сравнению с тем, что было.

– А мне он нравится. Мне нравится то, что это молодая власть. И она растет вместе с обществом. А наша власть тянет нас в новое Средневековье…

Ситуацию на польско-белорусской границе прокомментировал для OBOZREVATEL и первый лидер независимой Беларуси Станислав Шушкевич. «Я счастлив тем, что не оставил Лукашенко ядерного оружия, – сказал Станислав Станиславович. – Было бы похлеще мигрантов…».

Источник: www.obozrevatel.com