Константин Эггерт: Зачем Путин распорядился закупать колбасу в Донецке

Константин Эггерт: Зачем Путин распорядился закупать колбасу в Донецке

Колбаса из так называемой Донецкой народной республики появится на прилавках Ростовской области, сообщает нам Интерфакс. Произойдет это во исполнение указа президента Путина «Об оказании гуманитарной поддержки населению отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины». Известное дело, гуманитарная составляющая — неотъемлемая часть внешней политики России. Спросите у жителей сирийского Алеппо, например.

Тут вот что интересно: с одной стороны, в указе написано, что «отдельные районы» Донецкой и Луганской областей — это все же Украина. Но, с другой, колбаса следует через границу, на которой нет украинских таможенных постов, и что-то мне подсказывает — никаких экспортных пошлин в киевскую казну с донецкой «докторской» никто не заплатит. А еще можно вспомнить раздачу в этих же самых «районах» российских паспортов, прием республиканского начальства в «Единую Россию», десятки, если не сотни других признаков постепенной, но неуклонной интеграции этой части Украины в Россию и ее реалии — политические, экономические, социальные и культурные. По сути, эти территории во многом уже не Украина. И даже если представить себе, что Москва и Киев договорятся выполнить Минские соглашения, местное население этому, скорее всего, категорически воспротивится. С каждым днем шансы, что марионеточные республики превратятся в кремлевского троянского коня в составе Украины (как это замышляли в Москве в момент подписания Минских соглашений 2015 года), стремительно уменьшаются. Не могу себе представить, чтобы об этом не задумывались за красной стеной.

На эту же мысль наводят и итоги российско-американских переговоров в Женеве, завершившихся в понедельник. Точнее, отсутствие каких-либо итогов. Оно, само по себе, конечно, было ожидаемым. Но эмиссар Москвы, заместитель главы МИД Сергей Рябков заявил, что не будет обсуждать Украину и что любые перемещения российских войск по своей территории — суверенное право России. А именно «деэскалация» ситуации вокруг Украины — это главное, ради чего в Швейцарию приехала заместитель государственного секретаря Уэнди Шерман с делегацией.

Кроме того, Рябков продолжает от имени Кремля настаивать на «гарантиях безопасности», обнародованных Москвой в декабре. Они должны включать в себя обещание не принимать Украину и Грузию, и вообще любые страны, которые когда-то считались республиками СССР, в НАТО. Кроме того, альянс должен фактически прекратить любую военную активность на территории стран Центральной Европы и Балтии, входящих в его же состав. То есть Рябков (а фактически Путин) говорит американцам: «Если вы думали, что наши требования — пустые слова, то вы ошибались. Мы от них не откажемся, хотя и готовы отдельно вести переговоры по ядерному разоружению, мерам доверия, противостоянию талибам или новому соглашению по ядерной программе Ирана».

Посол США в Москве Джон Салливан на следующий день после женевских переговоров сказал, что в Вашингтоне испытывают тревогу по поводу ситуации на российско-украинской границе. По словам дипломата, военнослужащих и боевой техники России там не стало меньше.

Предположу, что в Кремле знают — никаких гарантий безопасности, никакого права вето на решения НАТО Москва не получит. И готовится поставить Украину и Запад перед новым свершившимся фактом — если не юридическим признанием, то «взятием под защиту» «ЛНР» и «ДНР» и легализацией российского военного присутствия на этой, фактически контролируемой Москвой, территории Украины.

А после легализации присутствия — и, как считают в администрации Путина, не самых жестких санкций со стороны США и ЕС — приступить к новому раунду дискуссий. О чем? Да о чем угодно. Даже об условиях вывода российских войск из «республик». Путин, который любит издевку, скажет: «Силы ОДКБ, возглавляемые Россией, ушли из Казахстана по просьбе законных властей. Вот и с Донбасса мы уйдем. Только украинское правительство должно что-то существенное за это предложить».

И все будут прекрасно понимать, что никакие войска никуда не уйдут. И Киев ничего не предложит. Но одновременно там никто никогда не скажет: «Это больше не наша земля», потому что не захочет быть обвиненным в предательстве национальных интересов. И вновь потянутся месяцы и годы переговоров о территории, которую Москва постепенно приберет к своим рукам. И все будут это понимать, но делать вид, что еще о чем-то можно договориться. И европейцы продолжат взывать к диалогу и дипломатии.

Вдобавок в ближайшее время в Европе вполне может разразиться новый кризис — республика боснийских сербов явно хочет выйти из состава Боснии и Герцеговины. Москва, похоже, вовсе не против. В этом случае европейцам и американцам может стать не до Украины. Более того, Путин очень скоро окажется загружен телефонными переговорами с западными представителями, прежде всего, вечно испуганными западноевропейцами. Они будут просить его использовать «традиционное влияние России на Балканах», «исторические связи с сербами» — нужный штамп подставьте сами. Путин получит шанс снова стать незаменимым — и еще более рукопожатным. Российские власти продолжат переговоры с американцами и их союзниками в Женеве, Брюсселе, Вене, Нью-Йорке. Почему же не поговорить, если пока есть время? Но и закупки символической донецкой колбасы в Кремле явно намерены наращивать. Всех сортов и размеров.


Источник: www.obozrevatel.com