Почему не критикует Путина, чего боится и как реагирует на скандалы с участием окружения. Что рассказал Зеленский за два дня с журналистами УП

Почему не критикует Путина, чего боится и как реагирует на скандалы с участием окружения. Что рассказал Зеленский за два дня с журналистами УП

Журналисты Украинской правды провели два рабочих дня с президентом Владимиром Зеленским во время его недавней поездки в Хмельницкую область.

9 июня на УП опубликовала репортаж о том, как выглядят будни Зеленского. Во время рабочей поездки президент успел рассказать журналистам о том, насколько чувствительными для него являются скандалы с участием ближайшего окружения, кого из политических фигур в истории Украины он уважает и почему хочет переехать из своего нынешнего жилья.

НВ собрало самые интересные выдержки из откровений президента.

Предлагал мировым лидерам общаться в мессенджерах

Я предлагал лидерам различных государств — не буду называть, каких — общаться по WhatsApp. Так быстрее, чем вся эта политическая горячая линия. Но они не пользуются таким.

Не считает власть «наркотиком» для себя

Нет, я очень спокойно к этому отношусь. У меня нет такого «наркотика» — что я без этого [власти] не могу, или я этим очень пользуюсь. У меня нет такого кайфа.

[В политику пошел] ради результата, ради победы. Ради того, чтобы что-то решать.

Количество правительств не важно, все — солдаты, главное — что-то менять

Делай, что можешь, и будь что будет. Видишь, что плохо — делай. […] Пока не будет структурных, больших изменений. Естественно, сложно. Но сейчас даже в ручном режиме можно что-то делать.

Все равно будет тренд. Люди увидят, что власть что-то строит, что-то движется. С одним, вторым, с десятью урядами. Это все не важно. Важно, что мы все — солдаты. Нужен тренд. А тренд — мы строим, делаем. […]

Это будет снежный ком. Будет, если мы, дай бог, пробежим как-то экономический кризис. Как-то пропетляем. Я в это верю.

Объяснил, почему публично не критикует Путина

Считаю, что ни один президент не может подставлять страну, сказав в адрес другого президента оскорбительные вещи про личное. Иногда оскорбительные вещи приводят к тысячам смертей.

Я не собой рискую, не своими рейтингами. Я рискую жизнями людей — все! И тут, уж извините, дайте мне делать так, как я вижу.

Считает войну на Донбассе лабиринтом, а своих критиков — недостаточно информированными о ней

Это — как лабиринт [війна на Донбасі]. Но в нем, я уверен, есть выход.

Люди достаточно эмоциональны, когда бастуют или негодуют, это понятно [речь идет о движении Нет капитуляции и аналогичных]. Тебе кажется, что ты полностью плаваешь, купаешься в «озере» информации. Но это не озеро, это океан!

Я — в океане. Из-за своего статуса, в котором сейчас нахожусь, из-за того, что я наполнен этой информацией. Поэтому не сильно реагирую на информацию людей, которые находятся в озере. А глубина — она не такая! Она другая вообще-то.

Но цель у нас одна — что у людей в океане, что у людей в озере. Мы из одной страны. Мы все — украинцы. Мы хотим одного и того же. Ныряйте ко мне — я готов! Ныряйте ко мне, и там помогайте.

Среди исторических фигур уважает Кравчука и Хмельницкого

Я очень уважительно отношусь к [Леониду] Кравчука. Он дал Украине независимость, что бы там ни было. Много всего говорят. Но кто такой Кравчук сегодня? Он — первый президент Украины.

Еще — дипломатия, переговоры и хитрость Богдана Хмельницкого — там у него всего было очень много. Он воевал, потом с ними садился за стол. Затем мирился, затем союзничал. Все выкручивал, что потом забрал обратно в Украину. Есть очень много разного о Богдане Хмельницком — что-то договорился, кому-то продался. Все это, знаете, мелочи, из которых не состоит история Украины.

Не готов прямо оценить фигуру Степана Бандеры

У меня не может быть отношения к таким людям, к таким событиям в такие времена, о которых мы с вами читаем, но мы там не жили. Не может быть просто личного отношения.

Все люди, которые защищали независимость Украины, являются ее сыновьями, являются действительно ее героями. У нас от героя до врага — один шаг. Вы же понимаете отношение к истории Степана Бандеры [на востоке Украины]. Нет однозначности. Не надо, мне кажется, провоцировать украинское общество и отвечать на те вопросы, на которые должно ответить время.

Считает флаг символом независимости, свободу — отличительной чертой украинцев

[Независимость — это] наш флаг. Во многих случаях — как среди военных, так и среди спортсменов. Когда наши выигрывают — действительно слезы. […] Независимость — это понимание, что ты — именно украинец. […]

Мы [украинцы] очень ментально отличаемся. Искренние, очень свободные.

В жилах течет эта, даже не кровь, а свобода. […] На Майдане, еще когда Ющенко стал президентом — кажется, тогда все [это] поняли, миллионы людей. Независимость украинцев в ментальности, в крови, в мозгу. Это то, что есть, что будет. То, что невозможно отобрать. И даже аннексировать.

Каким президентом хочет войти в историю

Таким, который не воевал за власть.

Прокомментировал самую скандальную шутку Квартала 95

Я никогда не называл Украину проституткой. Это первое. Если действительно большое количество людей — или даже кто-то — это восприняли как шутку и сравнение Украины с проституткой, то за такие вещи мне стыдно. И я неправ.

Но шутка была о другом. Шутка была, я считаю, о несамостоятельности финансовой. И это так. Несамостоятельность украинской финансовой системы от других. Мы должны быть независимой страной. Никто не имеет права управлять нами.

Хотел намеренно заразиться коронавирусом

Я хотел на себе пройти этот этап, чтобы людям было легче. […] Я предложил нашим: «Давайте, я заболею, сразу меня изолируем на Банковой. И проживу это нормально». Чтобы люди понимали — это страшно, ты можешь заболеть, тебе плохо. И я через себя это пропущу, покажу. Но чтобы люди поняли и то, что это не чума. Чтобы не было депрессухи.

Решили, что это слишком. Что перебор. Но меня, конечно, семья бы не простила. Сказали бы, что я сумасшедший. И, в принципе, были бы правы.

Летать не боится, хотя имел неприятный опыт

Было несколько моментов в жизни из-за самолетов, после этого я не боюсь. Был один момент, когда мы падали. После этого психологически очень трудно зайти в самолет.

Это было еще с Кварталом — мы летели в Грецию, не могли нормально приземлиться из-за бокового ветра. Заходили, даже не помню, четыре или сколько раз. Люди в самолете, чтобы вы понимали, молились — вслух Отче наш!

Чего боится больше всего

Я очень боюсь подвести людей. Ну прямо очень! Очень переживаю, что кто-то там из моего окружения где-то влип. Для меня это очень неприятная история. Мягко говоря.

Боюсь очень за детей. Прямо на таком уровне — считаю, не совсем нормальном. Есть перебор.

Любит фастфуд, но сейчас отказался от него из-за пари с дочкой и женой.

Сейчас не могу. Поспорил с женой и дочерью, кто быстрее сбросит пять килограммов. Пока побеждает дочь.

Не употребляет крепкий алкоголь

Водку — нет. Напиваться — это не мое. Могу выпить два-три бокала красного вина. Мне достаточно.

Делает «сюрпризы» охране

На Банковой есть спецпроверки питания, да. Но я делаю «сюрпризы» охране. Иногда захожу в кафешки, которые не подготовлены. Мы были на Луганщине и заехали на заправку. Там был небольшой магазин. Докторскую колбасу, черный хлеб нам порезали. Кока-Кола. Нормально! Иногда можно кайфануть.

Не поправился за год президентства

Я точно не поправился. Я столько над этим работаю! Я в своей форме.

Продолжает спортивные тренировки

Сейчас не до плавания. Могу пробежаться. Силовая нагрузка. Может быть просто растяжка. Я стараюсь утром заниматься 4−5 раз в неделю. Принцип очень простой — делай что-то. Когда просыпаешь, сложно. Борюсь с ленью. Побеждаю. Почти всегда.

В детстве среди игрушек был пистолет

Пистолеты. Очень дорого было иметь металлический с пистонами. Был [у меня] один такой.

Привык к акция протеста у своего дома, но хочет его продать

У меня [возле дома, где живет] легкие забастовки — всегда, когда я выезжаю из дома. Там [коттеджном городке в Иванковичах] около 100 домов. И там бастуют люди. Приходят с разными проблемами. Соседи поэтому со мной уже почти не разговаривают.

Я хочу, кстати, выехать. Продам [заместителю председателя ОП Сергею] Шефиру дом.

Почему Шефиру — объясню. Когда мы, четыре товарища, покупали четыре дома, мы договорились, что каждый отдаст уголок своей земли для общего [пространства]. Шашлык, спортзал, прочее. Теперь я не могу любому кому-то продать свой дом. Потому что человек будет вместе с моими друзьями жарить шашлык. Хочу продать Шефиру, давлю на него.

На то время, пока я президент, невозможно жить там, где много людей.

Источник: nv.ua